Оставьте свой отзыв о работе
   

«Достижения»

Партнёрство с группой компаний
«Базовый элемент» и Фондом
«Вольное дело» Олега Дерипаска




Исторический партнер
Кубанского казачьего хора

Технические партнеры



Информационные партнеры
Кубанского казачьего хора





Похоронно-поминальная обрядность восточнославянского населения Усть- Лабинского района Краснодарского края



Авторы: Кузнецова И.А., старший научный сотрудник Научно- исследовательского центра традиционной культуры ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор».

Действия во время умирания и подготовка к похоронам. Описываются случаи, когда, чувствуя приближение смерти, человек просил прощения у присутствующих. Иногда умирающий просил положить его на землю. В правую руку ему могли дать свечу, полагая, что так умирать легче. Для того чтобы убедиться в наступлении смерти, к лицу умершего подносили зеркало.

Несмотря на бытующее представление о том, что хоронить надо на третий день, как правило, хоронят раньше, уже на следующий день. В любом случае, респонденты придерживаются убеждения, что «должен покойник ночь в доме переспать».

Одежду, в которой умер человек, и постельное белье, на котором он скончался, сжигают после похорон. В годы, когда семьи испытывали нужду, такую одежду и постель могли постирать и использовать дальше.

С приходом смерти соблюдаются запреты на выполнение ряда повседневных работ. Пока покойник находится в доме, в комнатах не подметают и не моют полы, не стирают. Те, кто узнавал о смерти  станичника до его похорон, не сажали в огороде, не заготавливали овощи. «Лежит тело – бросай дело», - сказала одна из собеседниц, объясняя, что соседи и знакомые должны находиться в доме покойного и помогать его семье.

Обмывать тело приглашали женщин, вне зависимости от пола усопшего. Сохраняется запрет обмывать покойного близким родственникам. Тело клали на пол и обтирали влажными тряпочками и полотенцем. После этого воду выливали, а тряпочки закапывали в месте, где не ходят, под забором. В наши дни все чаще в качестве места, куда выливают воду, называют туалет. В станице Ладожской отмечали, что если человек наступит на воду, которой обмывали покойного, то он заболеет «сухотой». Тех, кто обмывал, родственники покойного одаривали платками, полотенцами или отрезом ткани. Умершего мужчину могли побрить, в этом случае щетину клали ему в гроб под подушку. Тело покойного для сохранности протирали уксусом, с этой же целью под гроб ставили известку, клали крапиву.

Покойного одевали в то, что было приготовлено. Для женщины - это юбка, кофта с длинным рукавом, нижнее белье, голову покрывали платком. В ранних записях есть упоминание, что стариков раньше хоронили в рубахе и «подштаниках», а на ноги одевали специально сшитые тряпичные чулки. В советское время мужчин хоронили в костюмах. Сейчас и на мужчин и на женщин в качестве похоронной обуви используют тапочки. Умершего маленького ребенка одевали в детскую одежду, на голову надевали чепчик или шапочку. Умершую девушку наряжали, как невесту: ей на голову надевали свадебный венок и фату. Умершему юноше прикрепляли на грудь белый платочек и цветы, как жениху. В ст. Воронежской уточняли, что если умершая девушка была просватана, то её подруге вешали восковые белые цветы, а часть расходов на похороны брала на себя семья жениха.

Руки покойного складывали на груди, правую руку – сверху левой. Под руки клали крест, который могли сделать из восковых церковных свечей.  В карман или в гроб под правое плечо клали деньги, «что б он откупился там». Для того, чтобы руки и ноги покойного лежали ровно, их связывали. Тело покойного в доме размещают там, где считают удобным. Как правило, ногами к выходу, в центре комнаты. Зеркала в доме завешивают. С момента наступления смерти и до тех пор, пока тело усопшего не понесли на кладбище, калитку, ведущую с улицы во двор, оставляют открытой.

Рядом с покойным на столике ставят воду в стаканчике, сверху на стакан кладут кусочек хлеба. После похорон воду ставили на окно, где она находилась до сорока дней. Считалось, что в течение этого срока душа усопшего приходила пить воду. Если по покойнику читали Псалтырь, то в качестве подставки для этой книги использовали сито. Его оборачивали платком, если умерла женщина, или полотенце, если умер мужчина. Также для читалки могли положить буханку хлеба и конфеты с печеньем. В ст. Кирпильской могли поставить мед.

По традиции гробы не покупали, а изготавливали.  При этом стружками устилали его дно. Остаток стружек и щепок сжигали. Прежде гробы тканью не оббивали. В последней трети ХХ века их оббивали тканью, которая готовилась заранее. Цвета обивки - голубой, белый, красный или черный. Выбор цвета зависел от возраста покойного. Например, для оформления гроба молодому человеку могли использовать красную ткань.  Красный цвета для гроба использовался при погребении ветеранов Гражданской войны. На крышку гроба и боковые стенки, как правило, пришивали / прибивали крест из ткани. Подушку для гроба набивали стружками.  В ст. Некрасовской в подушку для покойного могли положить траву, которая в праздник Троицы лежала в храме. Гроб, перед тем как переложить в него покойного, кропили святой водой с молитвой «Святый Боже». На грудь покойному клали икону.

Некоторые собеседники вспоминают, что прежде рядом с покойным сидели в течение ночи. В наши дни это соблюдается редко. В населенных пунктах Усть-Лабинского района сохраняется традиция чтения Псалтыри, однако и она угасает. Читающих становится все меньше, в наши дни это женщины. Некоторые помнят, что прежде читали и мужчины. Читали вечером, в тот день, когда умер человек и с утра следующего дня, до начала похорон. С читающими Псалтырь приходили певчие. Они, помимо чтения молитв, пели духовные стихи.

Для тех, кто до ночи находится в доме усопшего, готовили ужин.  Считается, что такой ужин должен быть в полночь, но в наши дни это не всегда соблюдается,  и за стол садятся в одиннадцать часов вечера. Обязательным блюдом являлась лапша на курином бульоне. Помимо лапши на стол ставили кутью, пирожки, оладьи со сметаной. В завершении ужина - компот или кисель. Во время ужина лицо покойного закрывали, а утром его открывал и умывал кто-либо из близких родственников. В этот момент с покойным здоровались и разговаривали. Над покойным голосили. Эта традиция голошения сохраняется и по сей день.

День похорон. Могилу начинают копать в день похорон. Место для устройства могилы выбирают около ранее почивших родственников. Во время существования колхозов бригадир назначал тех, кто будет копать могилу, теперь есть люди, для которых это является родом занятия.

По свидетельству наших собеседников, те, кто копают, потом несут гроб. Однако на фотографиях 1970-х годов мы видим, что умершую женщину несут женщины (фото ст. Кирпильская). Есть свидетельства, что прежде подростки несли гроб с телом умершего ребенка.

Раньше детей на похороны приводили, сейчас нет. Более того, прежде, если умирал учитель, провожать в последний путь приходили ученики, «идет вся школа». При этом дети несли венки.

Некоторые собеседники отмечают, что нельзя ходить на кладбище беременной. В том случае, если умерший - это первый ребенок, то его мать провожать на кладбище не пойдет, иначе, по народным представлениям, у этой женщины больше не будет детей.

Собеседники вспоминают, что прежде хоронили «со святостью»: для этого в церкви брали фонарь, хоругви и запрестольный крест. Если человек был верующий и в станице в это время был приход, то его тело могли занести в церковь. О присутствии священника на похоронах в советский период упоминают редко. Чаще отпевали после похорон.

Со двора выносят крест, крышку гроба, следом выходят те, кто несет венки и цветы. На крест привязывают полотенце, если умер мужчина или платок, если женщина. В советское время платок или полотенце привязывали на временный обелиск, который ставили на могилу. При этом на крест / обелиск вешали лучшее. Платок или полотенце обязательно кто-нибудь снимал для помина. Сейчас не снимают, потому что в традицию входит обычай вешать полотенце, изготовленное специально для похорон, с соответствующей надписью и из неподходящего для дальнейшего использования материала. Оно выполняет только декоративную функцию. К венкам привязываются платочки с двух сторон. Эти платочки потом забирает тот, кто несет венки. Гроб несли на полотенцах или без них, на плечах.

Тело покойного выносится последним. Во время выноса присутствующих посыпают пшеницей, в которой стояла свеча рядом с покойным. В ст. Воронежской во время выноса поют «Святый Боже, Святый Крепкий». Сразу после выноса тела закрывают ворота и завязывают платком или полотенцем. Возвращаться во двор до тех пор, пока покойника не повезли / понесли, запрещено. В ст. Воронежской с нарушением этого запрета связывают гибель дочери, которая на похоронах матери прежде времени вернулась в дом. После того как похоронная процессия отошла от двора, в дом возвращаются те, кто готовит столы к поминальному обеду. В х. Железный после выноса покойного в доме моют полы. В других упоминаемых поселениях полы моют после поминального обеда.

Впереди похоронной процессии несут икону, следом - венки и гроб с телом покойного.  Если умерший был заслуженным человеком и у него были награды, то впереди процессии несли на подушечках его награды. В х. Железном во время похорон заслуженного председателя колхоза Н. А. Неудачного вслед за наградами несли знамена колхоза с привязанными к древку траурными лентами. В поздний советский период движение похоронной процессии сопровождал духовой оркестр.

На перекрестках похоронная процессия останавливается. К усопшему подходят простится те, кто не может пойти на кладбище. Во время движения похоронной процессии соблюдаются традиционные запреты и предписания. Переходить дорогу перед похоронной процессией нельзя, потому что могут появится костяные шишки. Их называли «наростень» (ст. Воронежская) или «навья кость» (ст. Ладожская). Если кто-то двигался на встречу похоронной процессии, то, завидев её, останавливался. Те, кто находились во дворе, при появлении похоронной процессии выходили со двора, затворив за собою калитку. Если мимо дома несут покойного, то двери и окна должны быть закрыты – иначе смерть зайдет в дом.

Во время входа на кладбище, около ворот, люди, несущие венки, выстраиваются вдоль пути. Здесь провожающие в последний путь делают остановку, прежде чем подойти к могиле.

Если на кладбище присутствовал священник, то он предавал тело земле – «запечатывал». Если отпевание происходило в доме покойного, но при этом гроб не закрывали, то кто-нибудь из родственников или из знающих, прежде чем закроют гроб, со словами молитвы «Святый Боже, Святый Крепкий» крестообразно посыпал землей укрытое тело. Перед тем как закрыть гроб, руки и ноги покойного развязывают. Собеседники упоминают, что эти веревочки иногда крадут, но для чего не знают. Предполагают, что с их помощью можно колдовством нанести людям вред. В ранних записях собеседники утверждали, что этими веревочками можно лечить «свих», то есть вывих. Веревочку, которой перевязывали покойнику ноги, могли взять на суд.

В записях 1987 года есть упоминание, что в ст. Ладожской, если хоронили девушку, её подруги пели свадебную песню «Зимой-летом сосёнушка зелена». Описывая свадебные традиции станицы Ладожской, М. Василькова упоминает эту песню среди тех, которые пелись утром первого дня свадьбы, когда после голошения на крыльце невеста обнимала своих подруг.

Гроб в могилу опускали или на веревках или на полотенцах. Если гроб опускали на полотенцах, то после их разрезали и отдавали копачам. Присутствующие кидали в могилу по три горсти земли со словами «Пусть земля тебе будет пухом». Прежде с собой на кладбище во время похорон носили печенье и конфеты, которые здесь же и раздавали. Тем, кто возвращается с кладбища, перед калиткой ставят воду в ведре, ковшик, мыло полотенце для того, чтобы помыть после кладбища руки.

На поминальный обед в день похорон приходят все, кто хочет помянуть покойного, без приглашения. Обязательными блюдами на поминальном обеде, помимо кутьи, являются борщ, картошка с мясом (гуляш или котлеты) и пирожки со сметаной. Пирожки готовят с картошкой, капустой, печенкой или мясом. Могут поставить рыбу, густую лапшу, курицу. Упоминая о поминальной трапезе, Д. Шахов отмечал, что едят то же, что и всегда, но с «неизбежным кануном». Из наших собеседников никто кутью «кануном» не называл. Для усопшего в середине стола ставят тарелку, стакан/рюмку, порожнюю или с водкой, с кусочек хлеба сверху, и ложку. В наши дни на стол также ставят нарезанные колбасы и сыр.

Перед началом трапезы близкие родственники усопшего приглашают собравшихся его помянуть. Если среди поминающих есть верующие, то они могут прочитать молитвы. Количество и выбор молитв зависит от сохранившейся традиции. В ст. Воронежской могли ограничиться пением молитвы «Отче наш». В ст. Некрасовской, помимо этого, поют поминальные молитвы: «”Со святыми упокой Христе Боже, душу успошего новопреставленного раба, и прости ей все согрешения вольные и невольные. Даруй ей Царствия, Причастия вечных Твоих благих Твоя бесконечная блаженная жизни наслаждения. Помяни, Господи, всех в надежде воскресения и жизнь вечную усопшие отцы, и братия наша и сестры зде лежащие и повсюду православных христиан. Со святыми Твоими и деже присещает свет лица Твоего... и нас помилует яко благ и человеколюбец. Аминь. Подаждь Господи оставление грехов всех прежде отшедшем веру надежду в воскресения усопшие отцы и братия и сестры наша, блаженных непорочных младенцев, убиенных воинов. И там новопреставленного и сотвори ему Господи, вечную память”. И три раза поется “Вечная память”».

На следующий день после похорон родственники новопреставленного несут завтрак на его могилу. Из продуктов с собой могут взять то, что осталось после поминального обеда: лапшу, борщ, но немного, потому что приносить с собой обратно остатки пищи не положено. Помимо этого, с собой берут конфеты и печенье для раздачи их на кладбище или по дороге.

Частные поминки. По традиции новопреставленного поминают на девятый, сороковой день, через полгода и год после смерти. В эти дни верующие зажигают лампаду. На девятый день обед делают только для самых близких. В этот день на кладбище могут пойти, а могут не пойти, считая, что душа усопшего находится дома. Соседям и знакомым в качестве помина раздают конфеты, печенье, пирожки, носовые платки. На сороковой день устраивают поминальный обед. Некоторые собеседники говорят о том, что на такой обед обязательно надо пригласить сорок человек. На сороковой день могут пригласить читалку читать Псалтырь. В ст. Воронежской к сороковому дню приурочено исполнение  духовного стиха «Мы собрались ныне сестры». Некоторые собеседники связывают необходимость поминания на сороковой день с прохождением душою мытарств и её посмертным определением в этот день. В этот день идут на кладбище. В годовщину смерти делают большой обед, приглашая тех, кто был на похоронах. После покойного поминают, как и других умерших, в общие поминальные дни.

Погребальная обрядность Усть-Лабинского района демонстрирует устойчивость и преемственность в традиционной народной культуре, сохранение основной сути обрядового комплекса при наличии изменений. Традиционная похоронно- поминальная обрядность, как один из наиболее устойчивых комплексов в  традиционной культуре, притягивает к себе, помогает сохраняться элементам других комплексов. Например, фольклору (преимущественно его религиозной составляющей), комплексу традиционной обрядовой пищи, соционормативной культуре. Традиционная похоронно-поминальная обрядность способствует единению людей в тяжелых жизненных обстоятельствах.

Примечания
  1. Шахов Д. В. Воронежская станица. Статистико-этнографическое описание // Кубанский сборник. Екатеринодар, 1883. Т.1. С. 659 - 660. В описании говорится о том, что похороны мертвых ничем особым не отличаются. Только гроб девушки украшают цветами.
  2. Фольклор и этнография Кубани. Материалы I Кубанской интернациональной фольклорно-этнографической экспедиции. Август 1987 г. Т. V (рукопись).
  3. Бондарь Н. И. Полевые материалы по фольклору и этнографии Кубани. Т. 2. 1981-1984 (рукопись).
  4. Василькова М. Свадьба в станице Ладожской Кубанской области // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис, 1901. Вып. 29.
При написании справки использовались материалы, собранные в ходе Кубанской фольклорно-этнографической  экспедиции 2009 и 2016 гг.  
Художественный руководитель хора Захарченко Виктор Гаврилович

Ансамбль «Казачья душа»


Оркестр камерной музыки «Благовест»


Кубанский казачий ансамбль «Кумовья»

– Юбилей Кубанского казачьего хора – важная веха в истории российской культуры. подробнее..


– Много я слышал замечательных хоров, но такого профессионального – по содержанию и голосам – не припомню.



– Как сегодня на Божественной литургии пел Кубанский казачий хор – таким же слаженным должно стать российское казачество!



– С момента основания в вашем хоре объединились лучшие творческие силы щедрой Кубанской земли подробнее..



- Именно в песне передается от поколения к поколению то, что заповедали нам предки: жить по совести, по душе, по сердцу. Это и есть те корни, от которых питается искусство великого маэстро и питает нас. подробнее..



– Если вдумаетесь в смысл песен Кубанского казачьего хора, то поймёте, что в них нет ни одного пустого слова. Этот коллектив – величайшее наше достояние, неотъемлемая часть быта и культуры России. подробнее..

- Именно в песне передается от поколения к поколению то, что заповедали нам предки: жить по совести, по душе, по сердцу. Это и есть те корни, от которых питается искусство великого маэстро и питает нас. Вот откуда такая мощная энергетика. Страна за последние 30 лет пережила много перемен, но главное осталось неизменным – наш народ. А он жив, пока существует его стержень – нравственность, одним из хранителей которой является Виктор Гаврилович Захарченко.
А я чувствую себя русским только на концертах Кубанского хора. В каждом русском человеке есть казачий дух, а значит, переживание за непокоренную и святую Русь. Если вдумаетесь в смысл песен Кубанского казачьего хора, то поймёте, что в них нет ни одного пустого слова. Этот коллектив – величайшее наше достояние, неотъемлемая часть быта и культуры России.
– Юбилей Кубанского казачьего хора – важная веха в истории российской культуры.

Этот старейший отечественный народный коллектив по праву славится богатейшими традициями, высокой певческой культурой и неповторимым исполнительским стилем.
С момента основания в вашем хоре объединились лучшие творческие силы щедрой Кубанской земли — артисты и музыканты, обладающие яркими и самобытными дарованиями. Поэтому его выступления всегда пользуются огромной популярностью и проходят с аншлагом как в нашей стране. Так и за рубежом. И сегодня вы достойно представляете народное искусство на самых известных площадках мира, завоевываете высокие награды на престижных международных конкурсах.