Оставьте свой отзыв о работе
   

«Достижения»

Партнёрство с группой компаний
«Базовый элемент» и Фондом
«Вольное дело» Олега Дерипаска




Исторический партнер
Кубанского казачьего хора

Технические партнеры



Информационные партнеры
Кубанского казачьего хора





Песенная традиция станицы Некрасовской Усть-Лабинского района Краснодарского края



Автор: Жиганова Светлана Александровна, кандидат искусствоведения, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского центра традиционной культуры ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор»; Васильев Игорь Юрьевич, кандидат исторический наук, старший научный сотрудник Научно-исследовательского центра традиционной культуры ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор».

Запись фольклорного коллектива ст. Некрасовской с участием исполнителей ансамбля Казачий Круг

В отличие от правобережных станиц Усть-Лабинского района Ладожской и Воронежской, музыкальный фольклор станицы Некрасовской имеет отношение к новой Линии: традиционная культура этой станицы на берегу Лабы формировалась в 40-е годы XIX века. Особенности заселения Закубанья не могли не сказаться и на музыкальном фольклоре данного населенного пункта.

Основная тенденция, которая просматривается в традиционном музыкальном искусстве Некрасовской – интеграция украинского музыкального фольклора в южнорусскую основу традиции. Она проявляет себя как на уровне обрядовых, так и неприуроченных жанров.

Зимнесвяточные обрядовые поздравления, как и в других станицах Усть-Лабинского района включают в себя рождественский тропарь, детские и взрослые колядки «Дева Мария, сама едина, сына родила», «Как на ричке тихо вода стояла, Божия маты сына купала», «Как на мори, на кияне», щедровки «Как на речке на Ердане», посеванки. Н.И. Бондарь в очерке, посвященном календарной обрядности Усть-Лабинского района, отмечает бытование в Некрасовской и весьма редких, единично встречающихся колядных сюжетов «Васьева мать пришла колядовать» и «По груши ходила».

Один из поздравительных обходов в станице Некрасовской связан с вождением Козы (Козла) 13 января, в канун Нового года. По сути дела, свидетельства и материалы об этом обряде зафиксированы практически во всех населенных пунктах исследуемого района. Рассказ о вождении Козы (Козла) в Некрасовской имеет наиболее развернутую форму, жители станицы припомнили музыкально-поэтический текст: «Инф.: - А энта маска – водят Козла под Новый год… Под Старый Новый год. Иссл.: - А с какой песней водили под Новый год?

Мы не сами йдём,
Мы Козу ведём,
Бородатую
И рогатую.
А тут же этот стоит над Козою с бечёвкою. Вот ударил Дед Козу по правой ухе, а с левой потекла юха:
Ты устань, Коза,
Про […..]
Старому хозяину
В ноги поклонись!
Она лезе не печку, «Бе-е-е!», кланяется.
А ты, хозяин, не скупися,
Деньгами поделися!
Давай кусок сала.
Это вот так играют»
.

Впервые рассказ о вождении Козы накануне Нового года в станице Некрасовской зафиксирован Н.И. Бондарем еще в 1981 году, его подтверждают и современные материалы 2008, 2016 годов.

Если поздравительный предновогодний обход с Козой ассоциируется с украинскими зимнесвяточными традициями, характерными для черноморских станиц Кубани, то вождение Козла на Масленицу, ее музыкальное оформление в станице Некрасовской скорее моделирует вектор южнорусской календарной культуры. В этой станице две масленичные песни исполняются на один напев. Песню «Да девки Масленицу провожали» начинали петь с широкой Масленицы: «Инф.: - Широкая Маслена в четверг начинается. Вот тут уже и поют. Блины пекут. И по улице ходють. В воскресенье она уже кончается. Уже в понедельник начальный день Поста. Иссл.: - Значит, с четверга до воскресенья на Масленице при любых обстоятельствах? Инф.: - Пры любых!:

Да девки Масленицу да праважали да, праважали.
Па прялачке не напряли, не напряли да,  не напряли.
А ты, Масленица да полизуха да, полизуха.
Протянися, Маслена, хоть до Духа да, хоть до Духа…

Мужской состав фольклорного коллектива станицы Некрасовской. 1980-е гг

С этими же праздничными днями связано было вождение Козла: «Иссл.: - Когда ее поют?
Инф.:
- На Маслену.
Иссл.: - А что делают, когда ее поют?
Инф.:
- Наряжаются. Рога одевают. Иссл.: - А как его наряжают, Козла?
Инф.:
- Рога и морда козлиная.
И рукавицы такие пуховые. На цепку прывязывают и ведуть его.
Иссл.: - А он что делает?
Инф.:
- Вот так: - Ме! Ме! О! Это же вот когда костёр жгут, сжигают чучело Зимы, вот тогда Козёл, все ряженые, хороводы, через костер прыгают. Тут сжигают Зиму. Тут нас и на санках катали, на лошадях». 
По законам поздравительного обхода хозяева домов одаривали ряженых с Козлом: «Иссл.: - Для чего эти корзинки?
Инф.:
- Положить и сало, и кто чего, угощение.
Кто мало даёт – вот дали блинцов. Их на ворота повесили. Иссл.: - Не взяли и повесили на ворота?
Инф.:
- Да. А что, сколько дала? Ты десятку давай!»
.

Песня, сопровождающая вождение Козла, имеет поэтическое строение, отличное от «Да девки Масленицу провожали».
В  структуре поэтического текста «Да подез казёл в ыгарод»
присутствует рефрен:

Да полез(ы) казёл(ы) в ыгарод, в ыгарод.
Зелёная рожица, жёл(ы)тай цвет(ы), жёл(ы)тай цвет.
Да паел(ы) казёл(ы) лук-чеснок, лук-чеснок.
Зелёная рожица, жёл(ы)тай цвет, жёл(ы)тай цвет…

Сюжет этой песни также отличен от предыдущей. Если в песне «Да девки Масленицу провожали»
отражены вполне конкретные обрядовые смыслы («Масленица – белай сыр / А кто не женился – сукин сын»
), то и содержание, и поэтическая стилистика песни «Да полез казёл в ыгород»
, скорее, дает повод интерпретировать ее как плясовую. Однако песня была исполнена на тот же самый обрядовый напев и расценена исполнителями именно как масленичная.

На русскую основу традиции станицы Некрасовской указывает оформление троицкой недели хороводом, сопровождаемым песней «Ой, победный наш воробей»,
которую обычно исполняли во время хождения карагодом в лес, на берег реки:

Ой, победный наш, Ой, победный наш,
Победный наш воробей, Победный наш воробей.
Ой, чево лежишь? (2)
Чево лежишь, не можишь? (2)
Ой, и что болит? (2)
Ой, что болит, не скажишь? (2)
.

В то же время именно в станице Некрасовской в экспедиции 2008 года были записаны сведения и образцы исполнения полильных припевок – жанра, более характерного для традиционной музыкальной культуры черноморских станиц Кубани. Это логично соотносится с закубанским положением данного населенного пункта, принадлежностью его к культуре Новой линии, для которой свойственно более активное взаимодействие линейной и черноморской субкультур.

Черты интеграции русской и украинской традиции музыкального оформления свадебного обряда станицы Некрасовской. Свадебная обрядность Некрасовской включает, в основном, те ритуалы, которые являются общими и для линейного, и для черноморского субрегионов. Имеются обрядовые и терминологические детали, большая часть которых говорит о происхождении данного свадебного обряда из культуры кубанской Линии, меньшая сближает ее и с черноморской традицией. О близости основы некрасовской свадебной традиции линейной свидетельствуют пение величальных песен на вечеринках (с использованием линейной терминологи обыгрывать), форма прощания с подругами, исполнение поезжанских музыкально-поэтических текстов, характерных для этой функции в станицах Старой и Новой линий.

Причастность данной культуры к линейному субрегиону подтверждается и особенностями диалекта жителей Некрасовской. В его основе лежит южнорусский говор (характерная лексическая основа, «аканье»), но в то же время допускаются явления веляризации согласных перед гласными переднего ряда (прыбираисся; пырына; сундук старынный-старынный; варыли). Сочетание этих компонентов характерно для линейных диалектов Кубани. Преобладание южнорусской языковой основы заметно и в обрядовой терминологии, и в общем строе речи.

В Некрасовской зафиксированы свадебные музыкально-поэтические тексты, характерные как для линейной, так и для черноморской свадебной традиции. В общем комплексе музыкально-ритмических структур представлены песенные формы русского происхождения  («А в колодизе студёная вода», «У нас кони вороные», «Ой, зима люта, ои дай, сосёнушка, ой, зелёна»), имеются свидетельства об исполнении причитаний на заре – характерная черта свадебного музыкального фольклора старолинейных станиц. Политекстовые формы свадебных припевок с тирадной организацией поэтического текста («Каравайная теста нашла себе места», «Ой, печка гагоче. каравайчика хоче», «Я в маменьки одна»; «Наша пастель рясна»; «Сестрыцы-падружки») прокладывают вектор в сторону украинских свадебных традиций: подобный принцип ритмической организации музыкальных текстов является характерным для культуры черноморских станиц.  Подтвержает это впечатление тип формы (тирадная, т.е. монострофная, характерная для припевок), в то время как в линейных станицах распространена строфическая. Тирадные по форме свадебные припевки  имеют очень устойчивые мелодические типы, также характерные для культуры кубанской Черномории. Об отношении некоторых некрасовских свадебных композиций к этому субрегиональному явлению в какой-то мере свидетельствуют отдельные лексемы в поэтических текстах песен: Стой, мая калина червона; Привезли скрыню; Загрыбай, маты, жар, жар; Наша пастель рясна).

Фольклорный коллектив Некрасовские казачки. 2008 г.

Более поздний характер традиции Некрасовской отражают и неприуроченные жанры музыкального фольклора. При сохранении здесь песен протяжных или с элементами протяжного распева («По-над садом-садиком дорожка лежала», «Дуют ветры-непогоды»), в лирическом жанре имеется немало песен более позднего сложения, в том числе на авторские тексты («Как я сяду за стол, да й подумаю» на стихи А. Кольцова). Отражена в фольклоре станицы Некрасовской воинская казачья тематика. В данный том включены  некрасовские песни «Дуют ветры, непогоды по ущельям, по скалам», «О чём, служивый, али зажурылся».

Знаменитая плясовая песня станицы Некрасовской – «Уж ты бабочка, бабёначка мая». Как и другие плясовые песни Усть-Лабинского района, в музыкально-ритмическом отношении она основана на пульсации мерной доли, практически лишена цезур, в том числе, и в конце мелостроф, ей в минимальной степени присущи распевы. Исполнение музыкально-поэтических текстов этого жанра, сопровождаемое пляской, создает наилучшие условия для выплеска энергии их исполнителей. Видимо, поэтому так велико воздействие традиционной пляски, наравне с частушками, на современного зрителя фольклорных концертов. Хорошо передано это воздействие в рассказе старейшего носителя традиционной музыкальной культуры станицы Некрасовской Анны Николаевна Солодовниковой: «… у Краснодар выступать. Мне дед достался из Белореченска и хромой. […] Комиссия сидить, а он идёть и хромае. Вызвали его, потом мене вызвали. Ну, и пошли мы там танцовать! А он же храбрицца! Да такие туфли одел, думаю: «Да тебе их и дома не носить!» Ну, кончили мы, нам: «Пять, пять, пять». Мы «Бабочку» играли. А был […] краснодарский начальник, небольшого ростика такой. Я ему припела, а он не едя домой, а: «Я поеду в Некрасовку!» Его волокут домой, а он – «Не поеду! Я жинке скажу, если не убегёть, то приеду, а убегёть – не приеду!»

Песенная традиция Усть-Лабинского района интересна органичным единством  украинской и малорусской традиций, объединённых в контексте традиционной казачьей культуры. Одно из наиболее ярких воплощений этой традиции — ансамбль «Некрасовские казачки» из станицы Некрасовской.

Прежде всего здесь необходимо сказать о Любови Петровне Абросимовой и основанном ею основателе фоль­клор­ном коллективе «Некрасовские казачки». Любовь Петровна Абросимова (в девичестве – Санина) родилась в 1949 г. в станице Некрасовской в семье потомственных казаков. Уже в 1964 г. она выступала в агитбригаде некрасовского Дома культуры, в 1966 – 1969 гг. училась в северском культпросветучилище. С 1969 по 1986 г. Любовь Петровна заведовала домом культуры станицы Некрасовской. В течение 1970-х гг. она регулярно собирала при Доме культуры старожилов – песенников. Так, в апреле 1973 г. в станице Некрасовской В.Г. Захарченко записал песню «Мы живем среди полей» от группы станичников под руководством Л.П. Абросимовой в составе: Н. И. Семенова (1918 г. р.), В. Р. Гусева (1930 г. р.), М. П. Санина (1927 г. р.) и др. Всего в записи песен приняли участие 30 старожилов станицы. Но до 28 декабря 1979 г. фольклорного коллектива с постоянным составом не было. После его образования в нём участвовало 40 исполнителей, в том числе - 8 мужчин, действовал детский коллектив. В общении с пожилыми станичниками Любови Петровне очень помогали её родители, Пётр Никифорович и Прасковья Фёдоровна. «Некрасовские казачки» прославились исполнением аутентичного фольклора станицы Некрасовской. Самыми яркими лирическими и военно-бытовыми песнями, исполнявшимися коллективом, были «Дуют ветры над дубравушкой…», «Полно вам, снежочки, на талой земле лежать…». Тепло принимались зрителями и обрядовые песни, такие как «Победный ты наш воробей…». В 1981 г. кол­лекти­в при­нял учас­тие в кон­цертах в Ле­нин­гра­де. Под ру­ководс­твом Л.П. Абросимовой «Некрасовские казачки» по­бывали в Мос­кве, учас­тво­вали в кон­церте на ВДНХ, выступали в телевизионной программе «Радуга» (1984 г.). В 1984 г. бы­ла вы­пуще­на плас­тинка фир­мы "Ме­лодия" в ис­полне­нии «Некрасовских казачек», кол­лектив по­бывал с кон­цертом на ро­дине М.А. Шо­лохо­ва, в ста­нице Ве­шен­ской.

Репертуар коллектива весьма разнообразен. Это и обрядовые песни, связанные с годовым календарным кругом (относящиеся к святочному циклу: колядки, щедровки, посеванки, песни, приуроченные к празднованию дня Св. Троицы). А так же свадебные, лирические. Немало сугубо казачьих песен, отражающих военизированный уклад жизни. Это песни исторические и военно-бытовые. Песни отражают специфику традиционной песенной и обрядовой культуры станицы Некрасовской.

Позднее вплоть до  2012 г. коллектив возглавляла продолжательница дела Л.П. Абросимовой Е.А. Охапкина. В  2010 г. он отметил своё тридцатилетие. Однако состава 1979 г. практически уже не существует. Из него сегодня осталось всего два человека. Александра Алексеевна Борзенко восемьдесят девять лет. Анне Васильевне Репенко (запевале) уже глубоко за 70. В настоящее время коллектив развивают с участие молодёжи, заинтересованных приезжих из разных регионов Российской Федерации.

Коллектив «Некрасовские казачки» уникален в своей передаче аутентичного, характерного для станицы Некрасовской песенного репертуара и манеры исполнения. Примечания

  1. Фольклорный коллектив «Некрасовские казачки» // http://kdcn.usnlab.kultura23.ru (дата обращения – 27. 12. 2016).; Захарченко В.Г. Народные песни Кубани. Песни из репертуара Кубанского казачьего хора. Краснодар, 1987.С. 310.; Будем петь, пока сердце стучит // http://www.sn-news.ru (дата обращения - 28. 12. 2016).
  2. Жиганова С. А. Кубанская свадьба как музыкально-этнографическая традиция позднего формирования: диссертация… кандидата искусствоведения: 17.00.02. М., 2008. 216 с.

При составлении справки использовались полевые материалы Кубанской фольклорно-этнографической экспедиции 2009 г. Материалы хранятся в Архиве полевых материалов НИЦ ТК ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор».

Художественный руководитель хора Захарченко Виктор Гаврилович

Ансамбль «Казачья душа»


Оркестр камерной музыки «Благовест»


Кубанский казачий ансамбль «Кумовья»

– Юбилей Кубанского казачьего хора – важная веха в истории российской культуры. подробнее..


– Много я слышал замечательных хоров, но такого профессионального – по содержанию и голосам – не припомню.



– Как сегодня на Божественной литургии пел Кубанский казачий хор – таким же слаженным должно стать российское казачество!



– С момента основания в вашем хоре объединились лучшие творческие силы щедрой Кубанской земли подробнее..



- Именно в песне передается от поколения к поколению то, что заповедали нам предки: жить по совести, по душе, по сердцу. Это и есть те корни, от которых питается искусство великого маэстро и питает нас. подробнее..



– Если вдумаетесь в смысл песен Кубанского казачьего хора, то поймёте, что в них нет ни одного пустого слова. Этот коллектив – величайшее наше достояние, неотъемлемая часть быта и культуры России. подробнее..

- Именно в песне передается от поколения к поколению то, что заповедали нам предки: жить по совести, по душе, по сердцу. Это и есть те корни, от которых питается искусство великого маэстро и питает нас. Вот откуда такая мощная энергетика. Страна за последние 30 лет пережила много перемен, но главное осталось неизменным – наш народ. А он жив, пока существует его стержень – нравственность, одним из хранителей которой является Виктор Гаврилович Захарченко.
А я чувствую себя русским только на концертах Кубанского хора. В каждом русском человеке есть казачий дух, а значит, переживание за непокоренную и святую Русь. Если вдумаетесь в смысл песен Кубанского казачьего хора, то поймёте, что в них нет ни одного пустого слова. Этот коллектив – величайшее наше достояние, неотъемлемая часть быта и культуры России.
– Юбилей Кубанского казачьего хора – важная веха в истории российской культуры.

Этот старейший отечественный народный коллектив по праву славится богатейшими традициями, высокой певческой культурой и неповторимым исполнительским стилем.
С момента основания в вашем хоре объединились лучшие творческие силы щедрой Кубанской земли — артисты и музыканты, обладающие яркими и самобытными дарованиями. Поэтому его выступления всегда пользуются огромной популярностью и проходят с аншлагом как в нашей стране. Так и за рубежом. И сегодня вы достойно представляете народное искусство на самых известных площадках мира, завоевываете высокие награды на престижных международных конкурсах.