Оставьте свой отзыв о работе
   

«Достижения»

Партнёрство с группой компаний
«Базовый элемент» и Фондом
«Вольное дело» Олега Дерипаска




Исторический партнер
Кубанского казачьего хора

Технические партнеры



Информационные партнеры
Кубанского казачьего хора





Обряд колядования в станицах Усть-Лабинского района Краснодарского края



Автор: Бондарь Николай Иванович, профессор, кандидат исторических наук, заведующий Научно-исследовательским центром традиционной культуры ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор».

Обряд колядования является одним из обрядов рождественского блока, зафиксированный во всех обследованных населенных пунктах района. Степень его выраженности, развитости в разных станицах неодинакова. С формальной точки зрения обряд прост. Он включает в себя ритуальные обходы подворий участниками и исполнение специальных обрядовых текстов, колядок.

Колядование – составная часть женской субкультуры. Поэтому вполне закономерно, что наиболее активными участниками действа являлись девушки и женщины. Наряду с ними, но отдельными группами или чаще в одиночку, в обряде принимали участие дети, девочки и мальчики. Нередко в их состав включались парни в качестве защитников от посягательств других парней, которые могли напасть на компанию и отобрать наколядованные подарки (съестное, сладости). Иногда парни выступали и как исполнители колядок. В этом случае им приходилось маскироваться, переодеваясь в женскую одежду, используя маски и т. п., так как открытое участие парней или мужчин противоречило традиции.

Интересен вопрос, когда все это происходило и непосредственно ли на Рождество. В станицах Новолабинской, Кирпильской и Некрасовской, по свидетельству информантов, на Рождество «утром христославили, а вечером колядовали». В станицах Ладожской, Тенгинской и Воронежской, со слов старожилов 1905-1914 годов рождения, колядовали под Рождество, т.е. вечером 6 января. Хотя следует отметить, что в одной и той же станице (Ладожской, Воронежской) могли встречаться оба этих варианта, но это уже вопрос для исследователей.

Фонд колядок Усть-Лабинского района достаточно внушителен и разнообразен. Во-первых, в каждом населенном пункте в прошлом бытовали сложные по содержанию и музыке так называемые «взрослые колядки». Их исполняли девушки и женщины. Они и являлись носителями колядной традиции населенного пункта. На межстаничном уровне сюжеты колядок, как правило, повторяются, но не дублируются, т. е. каждая станичная традиция была представлена оригинальным для района текстом. В колядках этой группы по преимуществу представлены две темы, но в виде разнообразных сюжетных линий: приход трех праздников (Рождества, святого Василия и Ивана Крестителя) и тема рождения и жизни Иисуса Христа.

В ст. Ладожской участниками КФЭЭ записаны два таких базовых текста. Это «Ишла Калида с нова города», которая побуждает ковалей ковать топоры, рубить сосны, строить мосты, по которым придут праздники; и «По горам Господь ходил и сады он насадил», который скорее всего является духовным стихом, исполнявшимся в качестве колядки.

В ст. Новолабинской записана только одна колядка этой группы: «Солнце-месяц народился, Исус Христос возвеселился». В сюжетном плане она посвящена чудесному рождению Христа и страстям Господним: «Юду (Иуду) подкупили, Исуса Христа уловили…, ручки, ножки гвоздем прибивали…».

В ст. Воронежской записаны два текста: «Королевский сын был учёный, от Христа отлучённый» и «Ой, во городе Иерусалиме, да жиды Христа уловили» (о страстях Господних). Зачин второй колядки мог выглядеть несколько иначе: «В городе Иерусалиме жиды Христа уловили».

Оригинальный в масштабах района, да и кубанской традиции в целом, колядный репертуар характерен для ст. Некрасовской. Три колядки, записанные здесь, посвящены разным сюжетам темы Иисуса Христа. Колядка «Дева Мария, сама едина, сына родила» повествует о чудесном рождении Христа «в горах вертепа», его первоначальном нахождении «в ясельках», о появлении трех ангелов, становлении Церкви от их Слова и о крещении Иисуса Христа Иваном Крестителем в реке Иордан. Близкая, но иная сюжетная линия этой темы развивается в колядке «Как на ричке тихо вода стояла, Божия маты сына купала». В ней показаны главные моменты самого начала земной жизни Христа: купание, пеленание, укладывание / «хованье» в ясельки и, один из ключевых моментов, появление трех Царей с востока. Они даруют Христу имя, зажжённые свечи, веточку, которая является символом «присвятого Рождества»: «То не веточка – присвятое Рождество, нам радости принесло». Сюжет третьей колядки – «Как на мори, на кияне, как на острове-кургане, там стояла школа жидовская» - связан с заключительным этапом земной жизни Иисуса Христа, с его страданиями, пытками, распятием и необычными, чудесными событиями, предвещающими его близкое воскресение: «собор-церква» сама растворилась, восковые свечи «сами разгорелись», ладан «сам воскурился» и все святые преклонились.

Некоторые некрасовские колядки из-за необычности сюжетно-образной линии, нарушения формульности, присущей обрядовым текстам, вызывают много вопросов. Например, «Васьева мати пришла колядовать./ Взяла Христа на руки,/ Молитеся люди,/ Столы накрывайте,/ Сундучки открывайте,/ Нам копеечки дайте». Оно производит впечатление или фрагмента какого-то более развернутого произведения, или компилятивного текста, возникшего в ходе воспоминания. Другая колядка, «По груши ходила», интересна в сюжетном отношении. В ней женщина отправляется в лес по груши, сообщает Спасу, что во время этого похода она потеряла мешок, Спас находит его, женщина обращается к Спасу с просьбой вернуть мешок и обещает ему никогда больше не ходить в его лесок: «Не пойду больше в лесок твий». Какова связь этого сюжета с Рождеством и обрядом колядования – это не простой вопрос, на который поможет ответить только специальный текстологический анализ.

Вторая группа колядок, «детских», на межстаничном уровне демонстрирует гораздо больше схождений. В тематическом отношении, за исключением нескольких текстов, они однородны и подразумевают получение вознаграждения с помощью разных словесно-психологических средств – угроз, жалоб, лести.

В станицах Новолабинсой и Некрасовской неоднократно записан текст «Маленький мальчик встал на стаканчик. А стаканчик на бочок, дай, баба (тётя) пятачок». В некрасовских вариантах мальчик может залезть «у стаканчик», «под стаканчик», может «сесть на стаканчик». А стаканчик может не только завалиться «на бочок», а разбиться, что можно рассматривать как неявную, скрытую угрозу: «А стаканчик хруп, дай, баба, руб». В колядках «Коляда, коляда, я у бабушки одна» или «Коляд, коляд, колядин, я у бабушки один», записанных в станицах Воронежской и Некрасовской, способ получения вознаграждения иной. Такие тексты по сути дела представляют собой ритуальную жалобу, очевидно сироты, на судьбу и просьбу о вознаграждении, а по сути подаянии:

«Коляд, коляд, колядин, Я у бабушки один, А у бабушки карие глазки, Подайте колбаски».

Хотя в колядках этого типа (это единичные, по сути уникальные варианты) мы можем встретить применение и двух факторов: психологического воздействия (жалоба, просьба) и открытой ритуальной угрозы:

«Коляда, коляда, Я у бабушки одна. А бабушка ласка Даст мне колбаску. А ты, дед, гривну, А то окно выбью».

Требование-угроза, как способ получения вознаграждения, применяется в колядках группы «Коляд, коляд, колядница, добра с маком паляница». Участниками экспедиций они фиксировались в станицах Кирпильской, Некрасовской и Тенгинской. Один из некрасовских вариантов выглядит так: «Коляд, коляд, колядница,/ Добра с маком паляница,/ А без мака не така,/ Дай, тётка, пятака./ А не дашь пятака,/ Возьму быка за рога,/ А кобылу за чубрину,/ Поведу у могилу,/ А с могилы у кабак,/ Пропью за пятак». В кирпильской версии есть свои особенности, но они не принципиальны. Колядовщик требует не пятак, а пирог и концовка выглядит более завершено и полно: «…Поведу в кабак, пропью за пятак, а ты, тётка, сиди так».

Некоторые из «детских» колядок сложно отнести к какой-либо группе. В сюжетном и стилистическом отношении они радикально отличаются от колядных текстов. Колядка «Коляд, коляд, коляда, дед на бабу погляда», записанная в ст. Кирпильской, предварительно идентифицируется как шуточная. Другие колядки – «Коляду, коляду, сидит баба на леду», «Коляду, коляду,/ Пошла Маша по леду,/ Растеряла башмачки./ Пойди, Маша, подбери./ Не подберёшь башмачка,/ Не дам тебе пятачка» - больше похожи на детские потешки, а не колядки.

Примечания
  1. Бондарь Н. И. Полевые материалы по фольклору и этнографии Кубани. Т. 2. 1981-1984 (рукопись).
  2. Фольклор и этнография Кубани. Материалы I Кубанской интернациональной фольклорно-этнографической экспедиции. Август 1987 г. Т. V (рукопись).
  3. Бондарь Н. И. Календарные праздники и обряды кубанского казачества. 2-е изд., испр. Краснодар: Традиция, 2011.

При составлении справки использовались полевые материалы I Интернациональной Кубанской фольклорно-этнографической экспедиции 1987 г. Кубанской фольклорно-этнографической экспедиции 2009 и 2016 гг.  Материалы хранятся в Архиве полевых материалов НИЦ ТК ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор».

Художественный руководитель хора Захарченко Виктор Гаврилович

Ансамбль «Казачья душа»


Оркестр камерной музыки «Благовест»

– Юбилей Кубанского казачьего хора – важная веха в истории российской культуры. подробнее..


– Много я слышал замечательных хоров, но такого профессионального – по содержанию и голосам – не припомню.



– Как сегодня на Божественной литургии пел Кубанский казачий хор – таким же слаженным должно стать российское казачество!



– С момента основания в вашем хоре объединились лучшие творческие силы щедрой Кубанской земли подробнее..



- Именно в песне передается от поколения к поколению то, что заповедали нам предки: жить по совести, по душе, по сердцу. Это и есть те корни, от которых питается искусство великого маэстро и питает нас. подробнее..



– Если вдумаетесь в смысл песен Кубанского казачьего хора, то поймёте, что в них нет ни одного пустого слова. Этот коллектив – величайшее наше достояние, неотъемлемая часть быта и культуры России. подробнее..

- Именно в песне передается от поколения к поколению то, что заповедали нам предки: жить по совести, по душе, по сердцу. Это и есть те корни, от которых питается искусство великого маэстро и питает нас. Вот откуда такая мощная энергетика. Страна за последние 30 лет пережила много перемен, но главное осталось неизменным – наш народ. А он жив, пока существует его стержень – нравственность, одним из хранителей которой является Виктор Гаврилович Захарченко.
А я чувствую себя русским только на концертах Кубанского хора. В каждом русском человеке есть казачий дух, а значит, переживание за непокоренную и святую Русь. Если вдумаетесь в смысл песен Кубанского казачьего хора, то поймёте, что в них нет ни одного пустого слова. Этот коллектив – величайшее наше достояние, неотъемлемая часть быта и культуры России.
– Юбилей Кубанского казачьего хора – важная веха в истории российской культуры.

Этот старейший отечественный народный коллектив по праву славится богатейшими традициями, высокой певческой культурой и неповторимым исполнительским стилем.
С момента основания в вашем хоре объединились лучшие творческие силы щедрой Кубанской земли — артисты и музыканты, обладающие яркими и самобытными дарованиями. Поэтому его выступления всегда пользуются огромной популярностью и проходят с аншлагом как в нашей стране. Так и за рубежом. И сегодня вы достойно представляете народное искусство на самых известных площадках мира, завоевываете высокие награды на престижных международных конкурсах.